Кроссовки из 3D-принтера: копия или оригинал?

Широкое распространение домашних 3D-принтеров поставило перед юристами вопрос: что делать с правами на интеллектуальную собственность при печати объектов пользователями в домашних условиях и стоит ли напечатанные объекты считать копиями?

Ирина Цветкова, адвокат, основатель сервиса Platforma

Возьмем, например, строительную каску. Сегодня существуют различные технологии, как например 3D-сканнеры, с помощью которых возможно практически любой предмет отцифровать и с применением специального программного обеспечения и материала напечатать на 3D-принтере.

Полученный объект внешне идентичен оригиналу, но за счет применения другого материала будет обладать другими физическими и химическими свойствами.

Можно ли в данном случае считать его копией?

В начале 2017 года компания Adidas объявила о планах начать производство спортивной обуви с помощью трехмерной печати. В апреле на суд публики были представлены первые 300 пар кроссовок Futurecraft 4D, отличительная черта которых — подошва с сетчатой прослойкой, выпущенной с помощью инновационной технологии Primeknit на трехмерном принтере.

Через несколько месяцев компания Reebok представила миру видеоролик, в котором трехмерный принтер наподобие повара мишленовского ресторана, колдующего над оригинальным десертом, печатал кроссовок из материала, специально разработанного для этого случая компанией BASF. Эти кроссовки должны были поступить на рынок под брендом Liquid Factory.

Прошло несколько месяцев с этих презентаций, но вряд ли вам кто-нибудь сегодня укажет на место, где вы можете приобрести этот инновационный товар. Его попросту нет в продаже.

И как не странно, те же технологии, создавшие ажиотаж вокруг этой обуви завтрашнего дня, в это же самое время тормозят ее выход на массовый рынок. Технология, которую задействовал Adidas, позволяет одновременно печатать всего лишь шесть прокладок для подошвы и на этот процесс уходит от 8 до 10 часов. О массовом производстве при таких скоростях не может быть и речи.

Сегодня Adidas все свои надежды, связанные с Futurecraft 4D, возлагает на компaнию Carbon, продвигающую на рынок вид трехмерной печати, известный как цифровой световой синтез (digital light synthesis). С его помощью Carbon обещает снизить время, необходимое для производства Futurecraft 4D до 20 минут.

Эта спортивная обувь обеих компаний специально разработана для 3D-печати (чего не скажешь о строительной каске, упомянутой выше) и соответственно, каждая новая напечатанная пара будет считаться оригиналом.

В сентябре этого года было объявлено, что стартап, занимающийся распространением предметов созданных на 3D принтерах Just3DPrint (Just Print It Inc.) проиграл последний из трех своих исков о диффомации, поданных в суд в Филадельфии ранее в феврале против веб-сайта 3dprint.com и его головной компании 3DR Holdings (https://3dprint.com/186206/just3dprint-loses-lawsuit/). Истец утверждал, что в результате статей, где его продажа предметов защищенных авторским правом преподносилась как неправомерная, он понес убытки в размере $100 млн, и требовал их возмещения.

В статьях речь шла о трехмерной модели SadFace (или антисмайлика). Обладатель авторских прав загрузил ее на сайт Thingiverse, но потом обнаружил, что ее предлагают в продажу в магазине стартапа Just3DPrint на торговой площадке ebay. После нескольких жалоб онлайн-магазин Just3DPrint был закрыт и весь этот скандал подробно описал сайт 3dprint.com, определив деятельность стартапа как противозаконную.

Это дело одно из многих, когда стартапы используют пробелы в законах о защите авторских прав ради своей выгоды. Но зaконотворческий процесс в этой сфере не стоит на месте и в каждой стране он идет по-своему.

Россия

В российском правоприменении в сфере 3D-печати возникают три варианта: -модели, созданные техническим путем с использованием существующих объектов интеллектуальной собственности,

-модели, созданные творческим трудом без использования объектов интеллектуальной собственности

-модели, созданные техническим путем без использования существующих объектов интеллектуальной собственности.

В первом случае при получении 3D-модели в результате сканирования или конвертации двухмерного изображения модель будет охраняться авторским правом как электронная копия использованного для сканирования объекта. Хотя на вопрос распространения патентной охраны на 3D-модели объектов, при создании которых реализованы запатентованные решения, можно ответить двояко.

В главе 72 Гражданского Кодекса РФ говорится об использовании запатентованных решений в контексте их реализации в продукте или изделии, чем 3D-модели не являются.

Но в то же время 3D-модель, содержащая информацию о запатентованном решении, делает возможным предельно простое изготовление продукта или изделия любым лицом.

Соответственно, распространение таких моделей, в том числе через Интернет противоречит интересам патентообладателей.

Во втором случае модель разработана в графическом редакторе дизайнером, она является самостоятельным произведением, а права на нее принадлежат ее автору.

В третьем — при сканировании или конвертации изображений, не являющихся объектом интеллектуальной собственности, созданные модели не охраняются авторским правом. Но в то же время 3D-модель может быть зарегистрирована в качестве промышленного образца и получить самостоятельную охрану в новом качестве.

В российском законодательстве, к сожалению, пока не прописаны случаи, когда модель создается в результате сложных расчетов, при сканировании группы объектов и разработки информации о взаимном расположении тысячи точек в пространстве. Логично, что создатель такой модели заинтересован в юридическом контроле над этой информацией.

Впрочем, в таких случаях возможно применение норм смежного права изготовителя базы данных.

В связи с тем, что законом допускается безвозмездное использование без согласия правообладателя объектов авторского и патентного права в личных целях, скорее всего толкование норм использования для личных нужд сузится и претерпит определенные изменения в обозримом будущем.

США

В США существуют несколько форм интеллектуальной собственности. Например, патенты, которые в свою очередь делятся на патенты на использование и патенты на дизайн, несут с собой низкий уровень риска для пользователей 3D принтерами. И вот почему.

Обычно обладатель патента при обнаружении нарушения его прав требует исправить ситуацию и тем самым не доводить дело до суда. Тем более что он понимает, что в случаях с 3D печатью, где права были нарушены частными пользователями для своих собственных нужд, а не с целью получения материальной выгоды, любое судебное разбирательство будет экономически необоснованным, а потенциальная компенсация не покроет даже судебных издержек.

Обычно судебное разбирательство в сфере нарушения патентного права в Америке длится не менее трех лет и стоит свыше $ 3 млн. Кроме этого нелегко определить нарушителя в связи со сложившейся традицией в интернет-сообществе любителей 3D-печати выходить в сеть под вымышленными именами.

В случае с авторскими правами риск может быть выше, хотя распространяются они только на оригинал, а не копии. Стоит учитывать, что в отличие от патентов и торговых марок, на которые необходимо подавать заявки, авторские права вступают в силу с момента создания уникального произведения и действуют не только на протяжении всей жизни автора, но и в течение 70-ти лет после дня его смерти.

В стране также действует Закон об авторском праве в цифровую эпоху (Digital Millennium Copyright Act) согласно которому веб сайты, созданные для загрузки какого-то либо авторского продукта (например YouTube), не несут ответственности за нарушения авторских прав пользователями.

Вместо этого они обязаны создать механизм для обладателей авторскими правами, который задействуется в случае их нарушений. Также как и при патентном праве, этот закон дает гарантию тем, кто скачивает файлы для 3D-печати из интернета, что обладатель авторских прав не пойдет напрямую в суд, а сначала уведомит пользователя о нарушении авторского права.

В отличие от патентного права, где необходимо доказать не только его нарушение, но и нанесение убытков, преднамеренное нарушение авторских прав влечет за собой выплату компенсации до $150 тыс.

Риск при нарушении авторских прав сопоставим с риском, возникающим при нарушении прав на торговую марку. Но стоимость судопроизводства и необходимый для суда объем доказательной базы и здесь играют на руку единичным нарушителям.

Азия (Гонконг)

В октябре 2014 года 28-милетний японец Яшитомо Имура был приговорен судом к двухлетнему тюремному заключению за производство огнестрельного оружия на 3D принтере и распространению этой технологии через сеть Интернет (https://3dprint.com/20019/sentence-imura-3d-printed-gun/ ).

Как часто бывает с новыми технологиями, пользователи настолько ошеломлены теми преимуществами, которые они с собой несут, что забывают о юридической ответственности, сопряженной с их использованием.

Примером этому может служить история некогда популярного файлообменника Napster, который распространяя аудиофайлы, нарушал авторские права исполнителей и в итоге был закрыт.

В Гонконге широкую огласку в 2007 году получило дело Гонконг БитТоррент HKSAR против Чан Най Минга (http://www.bileta2007.co.uk/papers/images/stream_6/WeinsteinS_WildC.pdf ). Чан, распространяя через сеть БитТоррент фильмы, нарушил лицензионные права и за это в итоге угодил за решетку.

В Гонконге сфера интеллектуальной собственности регулируется Законом об авторских правах (глава 528), которые распространяются как на оригинальный объект, так и на файл для компьютерного моделирования (CAD), необходимый для его 3D-печати. Считается, что даже если подобный файл лежит в общем доступе, но защищен различными лицензиями, то его применение для копирования предмета подразумевает нарушение авторских прав.

Патентное право в Гонконге регулируется Законом о патентах (глава 514) и обговаривает, что регистрация патента в каком-либо другом географическом регионе не подразумевает его действие на территории Гонконга. Аналогично законодательство трактует торговые марки и зарегистрированные дизайны.

Но в то же время в азиатских юрисдикциях идут активные обсуждения необходимости внесения уточнений и дополнений, вызванных широким распространением 3D-печати.

Например, если частный пользователь совершенно легально напечатал на 3D-принтере ту же самую строительную каску, но потом при его эксплуатации получил травму, кто должен за это нести ответственность? Производитель принтера, на котором этот шлем был напечатан, или разработчик CAD файла, который использовался для производства этой каски.

Также идут дискуссии вокруг этических вопросов, особенно при печати медицинских органов и имплантов.

Как мы видим, широкое распространение 3D-печати вызывает много вопросов среди юристов по всему миру и несмотря на то, что налицо общие тенденции в трактовке прецедентов, связанных с соблюдением прав на интеллектуальную собственность при 3D-печати, назрела острая необходимость в дополнениях и уточнениях в регулирующих законах в интересах правообладателей и пользователей.

Новости по теме:

Оставить ответ

*