Путь дракона: как живет самая большая в мире школа боевых искусств в Китае

Мастерству нельзя обучить, оно невидимо, его можно только практиковать, обучить можно лишь технике, все остальное — это время, говорят боевые монахи всемирного известного Шаолиньского монастыря, колыбели китайского чань-буддизма и знаменитого шаолиньского ушу.

Усердно учитесь, терпите лишения и упорно тренируйтесь, набирайтесь знаний, укрепляйте тело, воспитывайте волю и характер — так говорят в самой большой в мире школе боевых искусств, кузнице китайских чемпионов, расположившейся по соседству с Шаолиньским монастырем у подножья священной горы Суншань в провинции Хэнань.

Школу традиционного китайского ушу «Шаолинь Тагоу» (Shaolin Tagou) основал в 1978 году мастер в седьмом поколении, ученик-мирянин Шаолиньского монастыря Лю Баошань. За 39 лет обычная школа превратилась в целую империю: тысячи квадратных метров территории, спортивные залы и тренировочные базы, 35 тысяч учеников и 900 тренеров. Здесь обучают теперь не только традиционному ушу, но и таким дисциплинам как бокс, тхэквондо, смешанные боевые искусства, шаолиньский футбол и боевая хореография для кино. Ученики гастролируют с яркими шоу не только по Китаю, но и по всему миру. Выпускники пополняют ряды китайской полиции, армии и спецслужб.

Как попадают в эту школу, тренируются, живут и о чем мечтают ее ученики, выясняла корреспондент РИА Новости.

Ушу является особенностью школы, а просвещение — основой, утверждают в «Тагоу». Ученики с начальных и до старших классов обучаются общеобразовательным предметам. Детей принимают с 5-6 лет, а верхнего порога нет — сюда могут приехать люди и старше 30 лет. Обучение в школе платное. У каждого школьника своя история. Для кого-то это погоня за мечтой, а для кого-то «исправительная колония».

«Некоторые приходят к нам из-за популярности школы, для кого-то ушу является хобби, кого-то приводят родители, некоторых детей приводят, потому что они непослушные и неуправляемые. Есть и такие, которые приходят к нам в школу под влиянием фильмов о кунфу. Они тоже хотят стать знаменитыми актерами боевых искусств», — рассказал РИА Новости директор отдела пропаганды школы Фэн Вэйфэн.

Одни из таких учеников — 11-летний Лю Юньшэ. «Я поступил в эту школу в 2014 году. Мне очень нравилось заниматься ушу. Я смотрел очень много фильмов о кунфу, например с Джеки Чаном, поэтому родители и согласились привести меня…. Когда хочется сдаться, я себе говорю, что нужно быть, как Джеки Чан», — рассказал Лю Юньшэ.

Не меньшим почетом у учеников пользуются звезды кино и мастера боевых искусств Джет Ли и Брюс Ли.

У восьмилетней Ли Мэнжань совсем другая история. За девочкой просто некому было присматривать, потому что ее родители работали. «Я в школе уже три года. Меня привели в школу, потому что раньше, когда я ходила в садик, нужно было, чтобы кто-то меня отводил и приводил. Иногда никого не было, поэтому просили других людей, потому что родители были очень заняты», — рассказала девочка.

Восемнадцатилетняя Цюань Линь оказалась в школе за непослушание и буйный характер. «Я учусь в школе уже 9 лет. Дома все время дралась и была непослушной, поэтому мама привезла меня в эту школу сначала для физического развития и для работы над характером, но потом со временем мне понравилось, и я сама уже не захотела уезжать», — говорит, улыбаясь, Цюань Линь.

Плавильный котел

Дисциплина в школе, как в армии: подъем в 5.30 под звуки военного марша, зарядка, завтрак, тренировка, уроки по общеобразовательным предметам, обед, тренировка, уроки, ужин, тренировка, отбой. Никаких сотовых телефонов и компьютерных игр. Общаться с родителями можно только по специальному стационарному телефону. Домой школьники ездят, как правило, только один раз в году.

«По выходным мы встаем в 8 утра, убираемся, потом у нас свободное время, обед, отдых. В 4 часа у нас общешкольное собрание, после его завершения мы идем ужинать. Вечером у нас обычно какая-нибудь развлекательная программа», — рассказывает 15-летняя Ян Жофань, которая в школе уже 7 лет.

Учеников школы можно узнать в любой толпе: они одеты в красные мастерки, черные спортивные штаны и знаменитые кеды Feiyue. Школьники живут примерно по 10-20 человек в комнате общежитиях без отопления. Одежду стирают самостоятельно в обычных тазиках. Совсем маленьким школьниками помогают учителя и друзья постарше, но, немного повзрослев, они начинают делать все самостоятельно.

Господин Фэн Вэйфэн сравнивает школу с плавильным котлом. «Эта школа — как плавильная печь, как горнило, непослушание — лишь временное явление. Столько послушных детей, здесь такая атмосфера, и они заражаются этим. Есть и такие, которые, действительно, не выдерживают и уходят из школы», — рассказывает он.

По его словам, ежегодно студентов, не выдерживающих жесткий график и дисциплину, не единицы и не десятки — их число может достигать и сотни. Есть и те, кто отваживается на побег. Впрочем, побег из школы не самая легкая миссия. На всех выездах дежурит охрана, роль которой также выполняют школьники. В этом убедилась и корреспондент РИА Новости: при выезде с территории школы охрана попросила опустить окна автомобиля, чтобы удостовериться, что в автомобиле нет учащихся. Если школьнику еще нет 18 лет, то вопрос об уходе должны решать родители, а те, кто старше 18, могут сделать это самостоятельно.

«Нельзя сказать, что, однажды поступив в нашу школу, вы уже не сможете ее покинуть… Есть и те, кто убегает. Вернув их обратно, мы воспитываем убеждением, объясняем им трудности человеческой жизни, напутствуем, помогаем, проявляем заботу и любовь», — говорит Фэн Вэйфэн.

По словам учеников, которые провели в школе уже много лет, трудно было в самом начале, но после они привыкли к режиму. Главное, говорят они, упорство и терпение, нельзя останавливаться на полпути.

«Когда только начали заниматься, было очень больно делать растяжку. Я часто плакала, еще и интенсивные силовые тренировки, после которых ноги очень сильно болят. Я плакала, но я никогда не думала о том, чтобы сдаться», — рассказывает Цюань Линь, которая в этом году собирается поступить в университет физической культуры и стать тренером.

Чжан Цзи, который также оказался в школе из-за своего непослушного характера, говорит, что у него было желание уйти после 2-3 лет обучения.

«Сейчас я уже привык к такому образованию. Сначала было очень непривычно, особенно рано вставать. Мне казалось, что я не могу привыкнуть к такому трудному режиму, и очень хотелось домой. Было время, когда я не очень хорошо занимался, тренер меня часто ругал, я даже думал бросить, но потом под наставлением тренера постепенно привык», — говорит 15-летний Чжан Цинь, мечтающий стать профессиональным спортсменом.

Тренер Чжан Ху, который сам в школе уже 23 года, из них 13 — в качестве наставника, говорит, что самое сложное для него как тренера, когда ученики, практикующие ушу много лет, вынуждены бросать занятия из-за травмы или семейных обстоятельств.

Из 35 тысяч учеников школы лишь около трех тысяч — девочки. Обучение в школе раздельное: девочки и мальчики учатся в разных группах и редко пересекаются.

Как рассказывает Юэ Фанфэй, которая учится в школе уже 7 лет, родители сначала не хотели отдавать ее в школу боевых искусств, потому что она «все-таки девочка».

«Эта школа очень известная. Я увидела выступление их учеников по телевизору на новогоднем концерте и захотела приехать. Родители сначала не соглашались, я все-таки девочка, но мне самой очень нравилось. Я каждый день тренировалась дома, бегала, и они все-таки согласились», — вспоминает Юэ Фанфэй.

Сами себя школьницы называют «пацанками» и говорят, что занятия боевыми искусствами делают их смелее, отважнее, и никакие трудности им не страшны.

«Ушу для меня — это полжизни. Я с детства тут занимаюсь. После обучения ушу девочки становятся более смелыми, открытыми. Если мы сталкиваемся с трудностями, мы не убегаем от них, а решаем. Да, мы себя называем «пацанками». По сравнению с обычными девочками, мы, наверное, сильнее, мы просто так не отступаем», — говорит Юэ Фанфэй.

По словам представителя школы Фэн Вэйфэна, мальчики и девочки в школе редко находятся вместе и открытые «истории любви» в школе не разрешены.

«У нас раздельное обучение. Юноши и девушки обучаются в раздельных группах. У нас есть отдельные мужские и женские общежития. Конечно, может, и есть у них тайная любовь, но отрыто, такого явления у нас нет», — пояснил он.

«Мы с девочками-ученицами школы просто обычные друзья, нет какой-то влюбленности», — говорит 15-летний Чжан Цинь.

Фэн Вэйфэн рассказывает, что выпускники часто остаются после завершения обучения в школе работать тренерами, либо вступают в профессиональные спортивные команды, поступают в высшие учебные заведения, их нанимают в силовые ведомства, некоторые уезжают за границу и обучают там ушу, а кто-то уходит и в киноиндустрию.

Отвечая на вопрос о том, не становятся ли преступниками их бывшие воспитанники, которые вдобавок владеют боевыми искусствами, он говорит, что такое тоже возможно, но не нужно это связывать со школой.

«А что, из университета Цинхуа (самый престижный университет Китая — ред.) выпускаются только хорошие люди? Неважно, какое нравственное воспитание школа дает — после того, как они входят в общество, школа уже не в состоянии их контролировать. Поэтому нужно объективно смотреть на школы боевых искусств. Мы такие же, как и другие школы, только у нас на одну дисциплину больше. Не нужно смотреть на нас крайне субъективным взглядом», — говорит он.

По мнению представителя учебного заведения, в школе боевых искусств у учеников можно воспитать волю, которая им очень пригодится в самостоятельной жизни в обществе.

Многие ученики в разговоре с корреспондентом РИА Новости рассказали, что в будущем хотят стать тренерами.

«Для меня ушу — это цель. Это цель и сила, которая двигает меня вперед… Каждое участие в соревновании позволяет мне расти, это не просто спорт», — говорит Ян Жофэй. Я мечтаю поступить в Пекинский университет физкультуры, хочу поучиться за границей, хочу выучить английский, потом, может, смогу обучать ушу иностранцев», — говорит она.

Такую же цель ставит себе и ее одноклассника Цюань Линь.

«Некоторые люди, которые не понимают ушу, думают, что у нас красивые, впечатляющие, но абсолютные непрактичные и бесполезные движения. На самом деле это не так. У каждого движения есть смысл. Я очень люблю ушу и надеюсь хорошо отточить свое мастерство, чтобы объяснить это искусство другим людям», — говорит Цюань Линь.

В соседнем со школой Шаолиньском монастыре разделяют понятия ушу и гунфу («кунфу» на кантонском диалекте).

«Гунфу и ушу — это разные понятия. В Китае гунфу — означает время, не боевое искусство. Все что угодно можно назвать гунфу — любое усилие, даже чаепитие, любое техническое умение можно назвать гунфу», — поясняет мастер Шаолиньского монастыря Ши Яньчжуан.

По его словам, гунфу обучить невозможно: учитель может обучить лишь технике, все остальное является результатом упорных тренировок.

«Невозможно обучить гунфу. То, чему можно обучить — это все техника, гунфу — это тренировка. Все, что вы изучаете — это все техника, результат ваших тренировок — это гунфу. Гунфу не имеет формы, его невозможно увидеть, его можно только почувствовать. Невозможно передать и обучить ему», — поделился своей мудростью в беседе с РИА Новости мастер Ши Яньчжуан.

Ваш браузер не поддерживает данный формат видео.

ВконтактеFacebookОдноклассникиTwitterWhatsappViberTelegramскачать видеоАфганский двойник Брюса Ли продемонстрировал мастерство кунг-фу

Источник: ria.ru

Новости по теме:

Оставить ответ

*