Улика или фальшивка: как дневники Родченкова попали в СМИ

Материал в издании подан как текст журналиста. Ребекка Руис обрисовывает дневники — два толстых ежедневника, плотно исписанных. И дает пояснения отдельных выдержек. При этом предварительно подчеркивая, что «в дневниках подробно излагаются конкретные дискуссии о схемах мошенничества, которые он (Родченков) вел с должностными лицами, включая в то время министра спорта России Виталия Мутко, его заместителя Юрия Нагорных и заместителя директора Центра спортивной подготовки сборных России Ирину Родионову».

Цитата Родченкова, : «Закончил полную инвентаризацию. Здесь ничего не готово».

Комментарий журналиста: Родченков по указанию Нагорных осмотрел здание, прилегающее к лаборатории и контролируемое ФСБ. Там хранилась привезенная моча. Ученый удивился, что она никак не рассортирована — ни по видам спорта, ни по именам спортсменов.

Цитата Родченкова от 29 января 2014 года: «Нет никакого четкого понимания плана, это просто кошмар. Мутко очень волнуется из-за биатлона, все выходит из под контроля, полный хаос».

Комментарий журналиста: Родченков выражал разочарование тем, что чиновники ясно так и не изложили планы по транспортировке из Москвы в Сочи сотен образцов «чистой» мочи, которую топовые спортсмены месяцами собирали в баночки из-под детского питания и бутылочки из-под колы.

В качестве иллюстрации издание использует фото нескольких страниц с записями за февраль 2014 года – перед началом Олимпийских игр и во время их проведения, 3 и 17 февраля.

6:20 Нагорных разбудил – к Мутко идти сегодня. Поплавал в бассейне – вода ледяная. Позавтракал, пораньше приехал на работу – подготовил все материалы для Мутко. Встретился у вокзала с Родионовой, поговорили. Полчаса прорывался в оргкомитет. Там сидели с Нагорных с Мутко, прошли по всем вопросам. Он хочет оставить Сочи как запасную площадку. Поговорили с Мелешковым. Забрал Аню, Олю и Сашу, поехали в Лагуну. Очень хорошо покушали там…

6:30 Вымылся, покурил, собрался, поел на завтраке кашки и творожку, пришел пешком в лабораторию, оделся в костюм, приехал в конгресс-центр, повстречал Лешу Плескова! Два с лишним часа заседали, я рассказал про наши анализы. Хеммерсбах меня одобрил большим пальцем. Нагорных и Мутко меня ждут, позавтракали с Сюзан. Потом на моей машине с какой-то бестолковой теткой сделали три круга по олимпийскому парку, чтобы попасть в олимпийскую деревню. Поставили машину, пешком прошли на территорию 17 корпуса… Шли с Коновым в 40 корпус, там сидят Нагорных и Мутко. Не говорили. И меня – второй раз за три часа – накормили обедом! Филе сибаса и суп фасолевый с бараниной. Доел виноград за Мутко. Шел пешком к КПП… Девчонки пошли на концерт. Мы смотрели финальные заезды двоек мужчин бобслей – Воевода и Зубков стали олимпийскими чемпионами. А перед этим был биатлон — масс-старт. Домрачева фантастически уверенно выиграла и завоевала третью олимпийскую медаль!»

Очень много бытовых подробностей. От покупки «Баунти» до – поспал: «какая хорошая у меня кроватка!».

Дисциплинарная комиссия МОК под руководством Освальда (как, видимо, и вторая комиссия МОК – под руководством Шмида) приобщила дневники к материалам по делу о допинговых махинациях во время Игр-2014 в Сочи. И, судя по мотивировочной

части к решению о наказании Александра Легкова, именно они стали, с точки зрения дисциплинарной комиссии, решающим доказательством вины спортсменов.

Источник: mk.ru

Новости по теме:

Оставить ответ

*